Робот на Wall Street: что мешает машинам заменить инвестиционных аналитиков

Робоэдвайзерам мешают не только медленное проникновение технологий и отсутствие законодательной базы, но и то, что им пока не верят.

Робоэдвайзер — это программа, которая предоставляет финансовые консультации или инвестиционный менеджмент онлайн, с минимальным участием человека. Сервис должен выдавать желаемую доходность, управляя рисками с помощью качества прогноза и качества предлагаемых к покупке активов. Кроме того, предполагается повышение доходности за счет оптимизации налогообложения. Рынок робоэдвайзеров переживает бурный рост этого сервиса: уже в 2015 году в мире под управлением робоэдвайзеров находилось до $50 млрд. В России сразу несколько проектов готовятся к запуску в ближайшие месяцы.

Что действительно умеют робоэдвайзеры и какое распространение они могут получить? 

Человеку без опыта в инвестициях нужна помощь не только в принятии решения о покупке или продаже, но и в исполнении сделки и отслеживании актуальности портфеля. Это определяет требования к функциональности робо-эдвайзера: риск-профилирование, аналитика инструментов, исполнение сделок и мониторинг активов. Риск-профилирование — самый понятный и наименее подверженный возможностям вариаций элемент. Более того, именно профилирование инвестора в большей степени имеет шанс быть урегулированным в готовящемся законе «О финансовых советниках», где предполагается однозначно определить группы людей, исходя из их опыта инвестирования, и закрепить допустимые для них параметры риска. В большинстве случаев риск-профилирование — это опросник, в котором пользователь сообщает свою толерантность к риску.

Качество прогнозов

Работа робоэдвайзера как информационной системы зависит от бесперебойной поставки данных. К ним относятся лимиты на счету пользователя, рыночная информация о бумагах в портфеле и в рассматриваемом диапазоне активов, движения средств фондов, макроэкономические факторы и так далее. Кроме того, любая информационная система слаба интеграциями, и результат работы любого качественного алгоритма или искусственного интеллекта может быть попросту не доставлен до потребителя.

В основе робоэдвайзинга не обязательно должен лежать искусственный интеллект или другая развивающаяся технология обработки данных. Как и при любой другой автоматизации процессов, можно ограничиться набором алгоритмов. Для анализа информации актуальны переработка больших данных и поиск в них темных данных, а также наличие системы из интеллектуальных агентов и мониторинга показателей, например, производственных, в реальном времени, которые можно считать выходцами из Индустрии 4.0.

Именно способ оценки инвестиционной привлекательности актива лежит в основе робоэдвайзинга, а не инструмент, с помощью которого он оцифрован. Работа инвестиционного советника, робота или человека, сводится к трем частям: анализу активов, выбору стратегии и персонального предложения активов и к анализу потребностей и возможностей инвестора. Со стратегией всё, как правило, понятно. И статистика, и научные труды, и рынок робоэдвайзеров склоняются к «купи и держи». С анализом потребностей тоже — это о риск-профилировании, а вот принципы выбора активов — самая интересная часть.

Один из распространенных видов робоэдвайзеров, к которому относятся, например, Betterment или Wealthfront, работает на основе портфельной теории. Несмотря на то, что в основе лежат труды, получившие нобелевские премии, значимость их становится не так очевидна, если присмотреться к смыслу работ. Юджин Фама говорит о необходимости определять силу влияния факторов, которые обеспечивают эффективное существование рынка, а также ратует за стратегию «купи и держи» и высокую диверсификацию, иными словами — рынок всегда будет расти. Роберт Шиллер исповедует рационализм и доказывает, что человек склонен ошибаться. То есть задача робо-эдвайзера такого типа — разложить капитал пользователя с максимальной степенью диверсификации по отраслям, видам активов и странам и надеяться на доход.

Важное отличие, которое может присутствовать в сервисе, — возможность вручную влиять на допустимую степень риска. Предположим, что риск-профилирование отнесло пользователя к категории умеренного риска, но человек всё равно решает выкрутить ручку до упора. В этот момент часть ответственности за результат управления перекладывается на робота или нет?

В любой инвестиционной деятельности есть зависимость от интерпретации вводных данных, в результате которой разные люди и разные программы могут прийти к разным выводам. Однако, в случае с робоэдвайзерами, единый механизм обеспечивает равное качество для всех пользователей. Единственный параметр, который сложно вложить в голову робота, — интуиция. Хотя, именно ее, скорее всего, и заменит искусственный интеллект, ведь поиск неочевидных зависимостей и неиспользованных данных можно считать заменой тому опыту, который позволяет успешным управляющим совершать блистательные сделки.

Но, возвращаясь к вопросу о целях инвестирования, трейдинг и спекуляция всегда будут сродни игре, а вот отсечь лишнее, не поддаться соблазну подержать бумаги еще немного или распределить средства, исходя из симпатий к бренду, — с этим программа точно справится лучше, и эти вопросы более важны для долгосрочной работы с капиталом. Когда речь идет о долгосрочных инвестициях, риск человеческой ошибки возрастает пропорционально сроку. Важно также понимать, что аналитика, на основании которой робот принимает решения, может не учитывать, а может и содержать отраслевую экспертизу, которая не даст пропустить удачные находки. Таким образом, если мы рассматриваем несколько технически выверенных наборов алгоритмов, можно ожидать большей эффективности от того, который содержит в себе в том или ином виде рыночную и отраслевую информацию и экспертизу.

Качество сделок и активов

Оперативность совершения операций здесь, как правило, не так важна, как в торговле, например. Важны комиссии, факт владения активом и виды самих активов. Для робоэдвайзеров характерен ETF: из-за простоты операций и применимости портфельной теории именно он лежит в основе большинства актуальных решений. Однако в нагрузку к простоте пользователь получает дополнительные риски, связанные с эмитентом ETF и структурой владения активом.

Когда из рабочих процессов по управлению инвестициями исключен человек — пропадает и человеческий фактор, из-за которого риски возрастают. Ошибки, которые привносят люди, — это необъективная оценка рисков или даже лудомания. Кроме того, человеку свойственен и корыстный умысел, хотя и робота можно запрограммировать на это.

Сдерживающие факторы

Первый барьер, который нужно преодолеть пользователям, — это не недоверие, как показывают наши опросы, а незнание и непонимание. До тех пор, пока среднестатистический потребитель не начнет различать трейдера и брокера, не узнает, что такое ДУ, ИИС, РЕПО и так далее, его нужно оберегать от недобросовестных предложений. При этом, согласно нашей оценке, емкость рынка пользователей инвестиционных решений составляет 2,3–2,55 млн человек.

 

Как только состав с робоэдвайзерами тронется, на него тут же вскочат и те, кто не будут показывать, что внутри, под капотом, и объяснять, что и почему оказалось в портфеле, но возьмут у пользователя деньги. Возможно, они даже будут выплачивать доход, хотя бы первое время.

Проникновение технологии

Теория диффузии инноваций говорит о том, что, как и в случае с другими новыми идеями, 2,5-5% новаторов проложат дорогу ранним последователям и большинству. Для того чтобы охватить 10% всех пользователей смартфонов в США, Uber понадобилось 7 лет. А смартфонам, чтобы охватить 60% жителей США, — больше 10. С одной стороны, финансы — более консервативный и личный вопрос, с другой — возможность пассивного заработка привлекает людей и в более сомнительные продукты.

Законодательное регулирование

Неизбежно регулирование в этой потенциально социально опасной отрасли, возможно, с сертификацией алгоритмов и так далее: к середине 2016 года упоминание термина «робоэдвайзер» появилось в докладах ЦБ РФ. Помимо закона о финансовых советниках, недавно появился и законопроект о робототехнике. Помимо человеческих законов, которых ждет рынок, можно пофантазировать о том, как здесь применимы законы робототехники Азимова, по крайней два из них. Если переложить их на инвестирование, получится следующее:

1. Робот не может причинить вред капиталу пользователя или своим бездействием допустить, чтобы капиталу пользователя был причинен вред.

2. Робот должен повиноваться всем приказам, которые дает пользователь, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.

То есть робоэдвайзер должен предотвращать и не допускать те инвестиционные решения, которые, согласно его сведениям, могут принести убытки или увеличить риски сверх профиля пользователя.

Выводы

Отдельные составляющие, которые необходимы для успеха робоэдвайзеров, уже есть: во-первых, это малопривлекательные ставки по банковским вкладам, а во-вторых, огромный разрыв в количестве владельцев депозитов и участников торгов на фондовом рынке, с одной стороны, и повсеместный доступ к интернету и возможность открыть брокерский счет дистанционно — с другой. Центральный банк проявляет внимание к инвесторам Московской биржи, а брокеры хотят стать доступнее, и их усилия в этом направлении тоже заметны.

Сомнений в том, что для некоторых категорий инвесторов консультантов заменят роботы, нет. Массовый сегмент уже проходит через это, например, в сферах покупок и перевозок. Как и в перевозках, часть аудитории с повышенными требованиями к сервису продолжит управлять инвестициями с телефона. Что интересно, так это то, как в реальности будет работать эта модель на больших объемах. Пара десятков миллиардов долларов на международном фондовом рынке, которыми сейчас управляют робоэдвайзеры, незаметны, но что будет, когда объем средств под управлением робоэдвайзеров в тех областях рынка, которые контролируются долгосрочными инвесторами, достигнет кратно больших величин? Когда робоэдвайзеры начнут вести себя как торговые роботы, совершая значимые объемы сделок на основе одних и тех же сигналов, могут потребоваться новые теории, чтобы смоделировать и описать происходящее.

Автор: Константин Жеребцов

Поступить в МТИ