Русские Стэнфорды, или Фабрики дипломов: какими станут частные вузы

В Госдуме готовят законопроект о государственно-частном партнерстве в сфере образования, который должен изменить положение негосударственных вузов.

Пока частное высшее образование в России — преимущественно бюджетный вариант для абитуриентов, не прошедших по конкурсу в государственные университеты. Почему отечественная система негосударственных вузов так сильно отличается от зарубежной и что может измениться с принятием нового закона — разбирался «Стол».

У нас и у них

Российская система высшего образования — продолжение советской. Как и других социальных сфер, ее практически не коснулась приватизация, хотя в лихие 90-е университетам жилось непросто.

Алексей Половинкин, сооснователь образовательного холдинга «Нетология-групп» и основатель онлайн-школы «Фоксфорд», рассказал «Столу», что негосударственные вузы в России составляют примерно треть от общего числа высших учебных заведений — их 178 из 662.

— Для сравнения: в США их порядка 3 000, или 60 %, —пояснил эксперт. — И если у нас негосударственное высшее образование ассоциируется с низким качеством услуг, то большинство топовых американских вузов — Гарвард, Стэнфорд, Калтех, МИТ — как раз таки частные.

Половинкин добавил, что в России «не так много известных частных университетов».

— Среди них Иннополис, Европейский университет в Санкт-Петербурге, Российский новый университет (РосНОУ), Московская высшая школа социальных и экономических наук («Шанинка»), Самарский медуниверситет «Реавиз», Сибирский университет потребительской кооперации (СибУПК).

Отметим, что указанный в перечне Европейский университет в 2017 году был лишен лицензии по решению Рособрнадзора, однако в 2018 году уладил проблемы и вновь начал прием абитуриентов.

Российская ассоциация негосударственных вузов в 2016 году представила собственный рейтинг частных учебных заведений высшего образования. Его возглавили региональные вузы:

  • Академия маркетинга и социально-информационных технологий (г. Краснодар)
  • Белгородский университет кооперации, экономики и права
  • Владикавказский институт управления

В общефедеральных рейтингах университетов позиции негосударственных вузов в целом более чем скромные. Например, по данным рейтинга russiaedu.ru, составленного при поддержке РАНХиГС, в первую сотню, по состоянию на 2018 год, входят:

  • Институт кино и телевидения (34-е место)
  • Институт театрального искусства им. П.М. Ершова (36-е место)
  • B&D, Институт бизнеса и дизайна (43-е место)
  • Институт современного искусства (52-е место)
  • Санкт-Петербургский медико-социальный институт (94-е место)
  • Медицинский институт «Реавиз» (98-е место)

По мнению Вадима Ковригина, доцента Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова, негосударственное высшее образование до сих пор «не нашло себя».

Негосударственным вузам труднее выигрывать научные гранты, конкурсы на финансирование программ развития

— Во многом это связано с политикой Министерства образования последнего десятилетия, направленной на уменьшение численности университетов в России, — пояснил ученый. — Сегодня для вузов России (неважно, государственных или негосударственных) введены единые критерии оценки эффективности деятельности. При этом надо учесть, что условия развития научной деятельности, имиджевой поддержки и т. д. в сфере негосударственного образования совсем иные: научные школы концентрируются и развиваются в рамках классических государственных университетов; государственные в глазах большинства абитуриентов — до сих пор некий знак качества. Получается, что негосударственным вузам труднее выигрывать научные гранты, конкурсы на финансирование программ развития, а также бороться за абитуриента с более высокими баллами.

Цены

Впрочем, не все эксперты настроены пессимистично в отношении частных вузов. Как считает Ксения Давара, руководитель отдела PR Московского технологического института (МТИ), «негосударственное высшее образование становится все более перспективным направлением развития».

— Чтобы понять причину, достаточно поставить себя на место абитуриента. Цены на обучение в государственных вузах огромны. Приведу всего два ярких примера. Согласно данным открытых источников, за последние 15 лет стоимость обучения в МГУ на экономическом факультете выросла почти в шесть раз. Если Вы не прошли на бюджет в МГТУ им. Н.Э. Баумана на престижный факультет робототехники и компьютерной автоматизации, придётся платить в 10 раз больше, чем 15 лет назад.

Сооснователь «Нетологии-групп» Алексей Половинкин согласен, что стоимость обучения в частных вузах ниже, чем в ведущих столичных.

— Исключение составляет Иннополис с ценой от 1 200 000 до полутора миллионов рублей в год, — говорит Половинкин. — Так, в 2018–2019 учебном году родители студентов потратят на образование 115–130 тысяч рублей (СибУПК), 150 тысяч (РосНОУ) и примерно 200 тысяч за подготовку медика в «Реавизе».

Согласно данным raexpert.ru, многие государственные вузы действительно имеют высокие цены на обучение. Тройку самых дорогих возглавили МГИМО (530,7 тысячи рублей за очное обучение на первом курсе по программе бакалавриата), НИУ ВШЭ (372,1 тысячи рублей) и Санкт-Петербургский государственный университет (358,6 тысячи рублей). Однако следует учитывать, что по отдельным направлениям подготовки и на рынке образования конкретных городов частные вузы далеко не всегда выглядят намного более привлекательными по цене. Например, в Самаре медицинское образование можно получить в Медицинском университет «Реавиз» и в Самарском государственном медицинском университете. В частном вузе, по данным официального сайта, на специализации «лечебное дело» стоимость очного обучения на 2018–2019 годы — 139 тысяч рублей в год, а в государственном — 146 тысяч рублей (на первом курсе). Чтобы стать стоматологом, в СамГМУ придется заплатить за год 189 тысяч рублей, а в «Реавизе» — 175 тысяч рублей. Разница — в пользу частного вуза, но насколько это может повлиять на принятие решения о поступлении — решать конкретным абитуриентам (и их родителям).

Преимущества и недостатки

Среди преимуществ негосударственного образования Ксения Давара называет «гибкость и доступность».

— Сегодня технологии развиваются как никогда быстро, у каждого человека есть доступ к знаниям 24/7, — пояснила она. — У частных вузов больше возможностей подстраиваться под новые реалии. Например, в МТИ используются дистанционные технологии обучения. Студенты могут осваивать специальность из любой точки мира и в своем графике. Благодаря сокращению издержек цены на программы в несколько раз ниже, чем в государственных вузах. Сегодня система образования состоит из крайностей. С одной стороны — доступные частные вузы. У них нет поддержки государства, и, соответственно, они несут множество рисков (с 2014 года их количество в России сократилось в 2 раза). С другой стороны — государственные образовательные учреждения. Позволить себе обучение в них могут далеко не все, учитывая нестабильную ситуацию с кредитами.

Отметим, что программа образовательных кредитов в России, по мнению ректоров таких вузов, как МГИМО и ВШЭ, практически прекратилась из-за бюрократических препятствий. Весной 2018 года в пресс-службе Минобрнауки сообщили о том, что ведется работа над заключением соответствующего соглашения со Сбербанком.

В пользу частного образования и другие тенденции. Так, по словам Алексея Половинкина, большинство государственных вузов не справляется с задачей подготовки кадров для экономики.

— Специальности и программы обучения утратили актуальность в современном быстро меняющемся мире, — утверждает эксперт. — Но государственные вузы не могут быстро адаптироваться к изменениям из-за общей консервативности, неповоротливости и отсутствия мотивации что-то менять.

Однако, по мнению экспертов, у частных вузов имеются существенные недостатки, связанные с неприспособленностью помещений.

— Сегодня частные вузы в отличие от государственных, как правило, имеют более скудную материально-техническую базу: им не хватает спортивных залов и оснащенных лабораторий. В том числе и поэтому негосударственные вузы зачастую отстают по качеству образования, а в отдельных случаях просто продают дипломы о высшем образовании, — говорит Алексей Половинкин.

Одна из причин такого положения вещей в том, что государственные вузы, как правило, изначально строились для выполнения учебных функций, в то время как частные вузы занимают другие помещения. Например, главный корпус Европейского университета в Санкт-Петербурге занимает здание особняка графа Григория Кушелева-Безбородко, построенное в XIX веке. Заметным исключением является Университет Иннополис, расположенный в татарстанском «инновационном» городе с одноименным названием, который появился на карте России в 2012 году.

Законопроект

Находящийся на стадии подготовки законопроект эксперты оценивают позитивно, считая, что он может сыграть более позитивную роль в развитии частного образования, чем правительственные инициативы прежних лет.

— Правительство уже предпринимало попытку развития сферы негосударственного высшего образования: несколько лет назад к распределению контрольных цифр приема абитуриентов (проще говоря, бюджетных мест) были допущены и вузы, учредителями которых является не государство, — рассказывает Вадим Ковригин. — Однако из-за заведомо более слабой научной базы, более низких баллов ЕГЭ поступивших большинство негосударственных вузов этот конкурс не выиграли. Надеюсь, что новая попытка развития этой сферы будет иной и поможет негосударственным вузам найти свою нишу. Такой нишей может быть, например, акцент на бизнес-образовании, ином подобном практико-ориентированном подходе к образованию. Тем более что опыт Российской экономической школы, да и «Шанинки», пусть даже и не прошедшей аккредитацию по единым для всех вузов критериям, подтверждает востребованность такого подхода в образовании. И тогда абитуриенты будут готовы платить деньги за действительно качественное образование, не рассматривая негосударственные вузы как недорогие «пути к отступлению», если не удалось пройти по конкурсу в госуниверситеты.

Алексей Половинкин выразил надежду, что новый законопроект будет способствовать появлению негосударственных вузов новой формации, где преподавать будут эксперты, совмещающие преподавательскую деятельность с работой в соответствующей области.

— А студенты будут совмещать учебу и стажировки в компаниях, получая прикладные знания, которые можно сразу применять в работе, — описал эксперт желаемое положение вещей. — То, что именно сейчас возникла идея такого законопроекта, вероятно, связано с планами правительства по привлечению иностранных студентов. Год назад был создан Консорциум вузов-экспортеров и проект развития экспортного потенциала российского образования. Чтобы российские вузы пользовались спросом, нужно повышать качество обучения, обновлять программы и нанимать профессиональных преподавателей. При поддержке государства частные вузы смогут развиваться более динамично, и от этого выиграют все. У студентов будет больше выбор, а образование станет доступнее. Конкуренция между вузами и преподавателями приведет к повышению качества услуг. Вузы смогут выполнять частные научно-исследовательские заказы, получать инвестиции и гранты для своего развития, а престиж российского образования повысится.

Отметим, что приоритетный проект «Экспорт образования», согласно паспорту, опубликованному на сайте правительства, должен быть реализован в 2017–2025 годах. В консорциум вошло 39 государственных вузов в столице и регионах. Правительство рассчитывает довести количество иностранных студентов с 220 тысяч (показатель 2017 года) до 710 тысяч. Число же тех, кто из-за рубежа слушает онлайн-курсы образовательных учреждений России, согласно плану, должно достичь 3,5 миллиона человек. Это должно принести в 2025 году 373 миллиарда рублей дохода. Несмотря на то, что в программе прямо не заявлено участие негосударственных вузов, должен быть создан сводный интернет-навигатор для иностранцев по отечественной системе образования.

Ксения Давара считает, что «частные вузы и государство должны вести открытый диалог и искать возможности сотрудничества».

— Тогда мы сможем обеспечить качественное и доступное образование для всех, — пояснила она. — По имеющейся информации, новый законопроект обещает сделать это реальностью.

Впрочем, законопроект пока остается лишь законопроектом, а это значит, что на стадиях согласования, принятия, подписания его, вероятно, ждет непростая судьба. И даже если на бумаге все будет гладко, в России, к сожалению, исполнения закона никто не гарантирует.

Источник: Стол

Поступить в МТИ